Яшина, М. Н. СОЦИАЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ СЕМЬИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ РАЗНЫХ ТИПОВ / М. Н. Яшина, А. А. Власова, К. Ю. Белоусов // Непрерывное образование: XXI век. – 2018. – Вып. 1 (21). − DOI: 10.15393/j5.art.2018.3825


Выпуск № 1 (21)

Менеджмент образования в открытом глобальном обществе

pdf-версия статьи

УДК 316

СОЦИАЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ СЕМЬИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ РАЗНЫХ ТИПОВ

Яшина Мария Николаевна
кандидат социологических наук
доцент кафедры прикладной и отраслевой социологии факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета
(Санкт-Петербург, Россия)
mnya@mail.ru
Власова Арина Александровна
студентка 4-го курса факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета
(Санкт-Петербург, Россия)
a.siveren@gmail.com
Белоусов Константин Юрьевич
кандидат социологических наук
доцент кафедры социально-педагогических измерений Санкт-Петербургской академии
(Санкт-Петербург, Россия)
beloysovkonstantin@gmail.com
Ключевые слова:
тип школы
образовательный маршрут
социальный статус семьи
Аннотация: в данной работе представлен анализ социальных ресурсов семьи, задействованных при обучении ребенка в образовательных организациях различных типов. Приводятся примеры исследований по теме из зарубежной литературы, обсуждается применение рациональных моделей образовательного выбора. Упоминается важность возраста ребенка при совершении выбора образовательного маршрута и отмечается влияние социального контекста на образовательные успехи. На основе методологического подхода Д. Л. Константиновского обсуждается российский контекст влияния социального статуса семьи на обучение в различных образовательных учреждениях. Для доказательства связи социального статуса семьи и места обучения ребенка анализируются данные, полученные по результатам мониторингового исследования «Выпускник Санкт-Петербургской школы». Приведены данные по распределению семей с различным социально-экономическим и образовательным положением по трем разным типам школ, а также по дальнейшим планам выпускников этих типов школ. Описываются способы конверсии родителями социального, культурного и экономического капитала семьи для обеспечения ребенка достойным будущим, а также рассматривается влияние роли педагога на качество обучения.
Статья поступила: 31.01.2018; Принята к публикации: 25.02.2018; Размещена в сети: 25.03.2018.

FAMILY SOCIAL RESOURCES IN EDUCATIONAL ORGANIZATIONS OF DIFFERENT TYPES

Yashina Mariya N.
Ph.D in Sociology
docent of the chair of applied and branch sociology of the faculty of sociology, St. Petersburg state university
(St. Petersburg, Russia)
mnya@mail.ru
Vlasova Arina A.
Ph.D in Sociology
the 4th year student of sociology faculty of St. Petersburg state university
(St. Petersburg, Russia)
a.siveren@gmail.com
Belousov Konstantin Yu.
Ph.D in Sociology
docent of the chair of social-pedagogical measurements of St. Petersburg Academy
(St. Petersburg, Russia)
beloysovkonstantin@gmail.com
Keywords:
school type
educational route
family social status
Abstract: The article presents the analysis of the family social resources, involved in the education of children in school organizations of various types. The foreign literature sources on a topic are analyzed, and the application of rational models of educational choice is discussed. The importance of age factor in choosing the educational route is mentioned; the influence of the social context on educational success is noted. Based on the methodological approach described by D.L.Konstantinovsky, the Russian context of the influence of the family social status on education in various educational institutions is discussed. The data obtained from the results of the monitoring study "The Graduate of the St. Petersburg School" are analyzed to prove the connection between the family social status and the child's study placement. The collected data show that the socio-economic family status determines the educational level of their children and, consequently their plans for the future. Finally, the ways parents convert social, cultural, and economic family backgrounds and values to provide their children with a decent future are described as well as the impact of the role of the teacher on the quality of education.
Paper submitted on: 01/31/2018; Accepted on: 02/25/2018; Published online on: 03/25/2018.

Взаимодействие с системой образования затрагивает каждую семью с детьми на протяжении всего периода взросления ребенка. Выбор образовательного маршрута зависит от многих факторов: социально-экономического и образовательного статуса родителей, территориальной доступности школы, планов на дальнейшее обучение и т. п. Для разных типов семей магистральное направление закладывается еще в  детстве, закрепляя достигнутое социальное положение в подрастающем поколении. Проблема социального неравенства уже на начальных этапах образовательного пути является одной из основных проблем современной социологии образования, педагогики, а также социальной политики в целом.

В зарубежной социально-педагогической литературе эти вопросы обсуждаются в течение довольно длительного времени. Для их изучения применяются различные методы исследований на больших выборочных совокупностях. Например, в рамках проекта «Национальная оценка образовательного прогресса» (NAEP), проводимого под эгидой Национального центра образовательной статистики (NCES) в США, были проанализированы школьные оценки 270 000 учеников по различным предметам. Анализ затронул учеников 4-х и 8-х классов из 10000 школ по всем Соединенным Штатам. Задача состояла в сравнении между школами по пяти ключевым факторам – размеру школы, размеру класса, школьному климату, родительской вовлеченности, квалификации учителей и применяющимся учебным практикам. В результате была установлена связь между учительской квалификацией и методами преподавания математики с уровнем успеваемости [1; 2].

Характеристики семьи (социоэкономический статус и образование родителей, культурные ценности, социальные связи и сети, родительская мотивация) оказывают влияние на процесс социализации и выбор образовательного маршрута, что в комплексе сказывается на результатах обучения ребенка.

Проблематика образовательного выбора является одной из ведущих тенденций в иностранной литературе, посвященной  изучению неравенства в образовании в последние годы. В частности, активно исследуются  модели рационального выбора образования [3; 4]. В них выборы, которые делают ученики и их родители в ходе получения образования, определяются ожидаемыми выгодами, стоимостью и вероятностью успеха в случае выбора той или иной образовательной альтернативы. Существует одно существенное различие между моделями рационального выбора и стандартной моделью принятия решений в области образования, обычно используемой экономистами. Так, в последней присутствует неопределенность в том, насколько вероятен успех ученика на данном уровне образования. В моделях индивидуального уровня институциональные факторы могут влиять на параметры модели таким образом, что, например, предполагаемые издержки на образование или вероятность успешного выпуска из университета различаются в зависимости от образовательной организации. Главными критериями перемен для ученика, получающего среднее образование,  являются выборы, связанные с изменением стоимости обучения и возрастом ребенка, в котором принимаются ключевые для его образовательного маршрута решения. Значение социального происхождения и реализуемые семьей модели выбора оказывают на качество образования наиболее сильное влияние в раннем школьном возрасте [5].

Европейские исследователи также делают акцент на связи уровня образования и социальной мобильности, отмечая важность родительского социоэкономического положения. Фактор возраста ребенка и необходимость принимать решения в ситуации образовательного выбора учитываются при реформировании школьного образования в Европе для снижения уровня неравенства в образовательной системе [5]. Еще одним потенциально важным институциональным фактором усиления неравенства является разделение учеников на классы в зависимости от их способностей. Исследования также показывают, что социальный контекст оказывает дополнительное влияние на образовательные успехи и на возможности социальной мобильности, особенно для низкостатусных групп [6; 7].

Обратимся теперь к российскому контексту влияния социального статуса семьи на обучение в образовательных организациях разных типов, опираясь на методологический подход, предложенный Д. Л. Константиновским. В основе данного подхода лежат три группы факторов, являющихся системообразующими в образовательном процессе. К ним относятся «характеристики “входа” (процедур поступления в учебное заведение и перехода с одной ступени образования на другую), характеристики “процесса” (процесса обучения) и характеристики “результата” (итоги процесса обучения)» [8]. На основе этого подхода нами были выделены три типа школ: первый тип – это школа, реализующая практики поступления на профильное обучение. Профильное обучение здесь выступает как характеристика «процесса», «на выходе» же, по сравнению с другими школами, школы первого типа отличаются результатами повышенного уровня ‒ такими, как наиболее высокие баллы за ЕГЭ и по олимпиадам. Второй тип – это школа с высокими учебными достижениями на местном уровне. И третий тип – это общеобразовательная (неспециализированная) школа.

Эмпирической базой для проверки гипотезы о связи социального статуса семьи с местом обучения ребенка послужило исследование «Выпускник санкт-петербургской школы». Оно является мониторинговым и реализуется каждые два года.  Мы будем опираться на данные опроса 2014 г., в котором приняли участие 621 человек (юношей  ‒ 42,6 %, девушек  ‒ 57,4 %) из 24 школ города [9].

В целях оценки влияния типа школы на освоение образовательного пространства был произведен целевой отбор четырех школ из массива.  Одна школа, принадлежащая к первому типу, ‒ это гимназия. Она показывает стабильные результаты обучения на протяжении нескольких лет (включая и год опроса), попадая в топ «500 школ России». Всего в данной школе было опрошено 54 человека. Школа второго типа ‒ школа, реализующая профильное обучение по иностранным языкам. Она входит в рейтинг школ Санкт-Петербурга, показывающих высокие образовательные результаты и достижения. Данный рейтинг формирует  «Санкт-Петербургский центр оценки качества образования и информационных технологий» по поручению Комитета по образованию. В ней было опрошено 55 человек. Помимо этого, изучены две школы третьего типа,  принадлежащие к общеобразовательным школам без углубленного изучения предметов, где было опрошено 52 человека (30 − в одной и 22 − в другой).

Социально-экономическое и образовательное положение семьи измерялось через традиционные показатели уровня образования родителей и самооценки материального положения. Результаты изучения материального положения семей учащихся разных видов школ представлены в таблице 1.

Таблица 1

Материальное положение семей детей, обучающихся
в различных типах школ (в  %)

  

Несмотря на то что по материальному положению выпускники оценивают свои семьи как преимущественно имеющие средний достаток, наиболее высокие доходы характерны для учеников гимназии. Различия в данных таблицы статистически значимы.

Результаты исследования образовательного статуса семей учащихся отражены в таблице 2.

В целом образовательный статус семей довольно высок. Родители, имеющие незаконченное высшее и высшее образование, составляют большую часть совокупности как по уровню образования матери, так и отца. Со статусом школы растет и образовательный статус семей выпускников. В обычных общеобразовательных школах одна треть детей из семей со средним или средним профессиональным образованием, тогда как в школах, входящих в рейтинги, подобных семей менее 10 %

Таблица 2

Уровень образования родителей детей, обучающихся
в школах различного типа (в  %)

 


Влияние социального статуса семьи сказывается и на планах выпускников. Вполне логично предположить, что большая часть из них будет ориентирована на продолжение образования.  Данные исследования образовательных ориентаций выпускников отражены в таблице 3. 

Таблица 3

Образовательные ориентации выпускников  различных типов школ (в  %)

 


Анализ данных таблицы показывает, что большинство выпускников (80,2 %) собираются учиться в высших учебных заведениях. Столь высокая цифра связана как с достаточно высоким уровнем образования родителей, так и с ориентацией семьи на высшее образование у ребенка. Также такие результаты можно связать со сформировавшимся в обществе отношением к высшему образованию как к минимально необходимому уровню образования для обеспечения качества дальнейшей жизни. Важно заметить, что дети из школ, имеющих профиль, максимально ориентированы на вуз, а среднее профессиональное образование вообще не рассматривается как перспектива. В то же время у выпускников обычных школ шире представлен диапазон возможных действий после окончания школы: часть планирует идти в колледж, кто-то собирается в вуз, а треть готова вступить во взрослую жизнь и выйти на рынок труда; молодые люди рассматривают возможность пойти в армию. 

Социальный, культурный, экономический капитал, которым владеет семья, родители пытаются конвертировать в будущее детей. Родители придерживаются двух разных стратегий в образовании детей. Семьи из школ, входящих в рейтинги, для получения максимального результата – поступления в вуз активно поддерживают школьное обучение и иными формами получения и закрепления знаний (в гимназии репетиторство отметили 76,9 % респондентов и курсы при вузах 48,1 % опрошенных, в школе с профильным обучением ‒ 78,2 % и 21,8 % соответственно). Для семей, в которых дети учатся в обычных общеобразовательных школах, основная стратегия обучения заключается в идее, что учить должна школа, а репетиторство используется для компенсации недостачи школьных знаний (32, % занимаются с репетитором, 12 % посещают курсы при вузе и 32 % дополнительно нигде не занимаются). Это подтверждается и планами после окончания школы.

В качестве обучения важную роль играет педагог, его манера ведения урока, умение заинтересовать своим предметом. Качественные характеристики педагогического состава, наиболее благоприятствующие учебе в школах, входящих в рейтинги, таковы: большинство педагогов учитывают способности ребенка, интересно ведут уроки, «по-человечески понимают» школьников и могут создать благоприятную для учебы обстановку в классе.

Таким образом, из предварительного анализа можно сделать вывод, что, как показывают и результаты зарубежных исследований, у школ с высокими результатами обучения социальный статус семей выше и в материальном плане, и в образовательном уровне. Планы детей более однозначны и однотипны, а педагогический состав демонстрирует лучшую профессиональную компетентность.  Данные требуют дальнейшего анализа как в области изучения дополнительных контекстных характеристик, так и раннего выбора образовательной среды и способов оценки качества образования как такового.

 

Список литературы

  1. Lubienski S. T., Lubienski С., Crane С. С. Achievement differences and school type: The role of school climate, teacher certification, and instruction // American Journal of Education. 2008. Vol. 115, № 1. P. 97‒138.
  2. Lee J., Bowen N. K. Parent Involvement, Cultural Capital, and the Achievement Gap among Elementary School Children // American Educational Research Journal. 2006. Vol. 43, № 2. P.  193–218.
  3. Bridge G., Wilson, D. Towards an interactive sociological rational choice approach to theorising class dimensions of school choice // Policy & Politics. 2015. Vol. 43, № 4. P. 493‒507.
  4. Thompson R. Explaining inequality? Rational action theories of educational decision making // Access to Higher Education: Theoretical Perspectives and Contemporary Challenges. 2016. P. 67.
  5. Breen R., Jonsson J. O. Inequality of opportunity in comparative perspective: Recent research on educational attainment and social mobility // Annu. Rev. Sociol. 2005. № 31. P. 223‒243.
  6. Rivkin S. G., Hanushek E. A., Kain J. F. Teachers, schools, and academic achievement // Econometrica. 2005. Vol. 73, № 2. P. 417‒458.
  7. Lupton R. Schools in disadvantaged areas: recognising context and raising quality // CASEpaper, CASE/76. Centre for Analysis of Social Exclusion, London School of Economics and Political Science. London, 2004.
  8. Константиновский Д. Л., Вахштайн В. С., Куракин Д. Ю., Рощина Я. М. Доступность качественного общего образования в России: возможности и ограничения // Вопросы образования. 2006. № 2. С. 186‒202.
  9. Матюшкина М. Д., Белоусов  К. Ю. Социально-педагогический портрет выпускника петербургской школы. Функциональная грамотность и готовность к дальнейшему образованию и профессиональной деятельности // ALMA MATER (Вестник высшей школы). 2015. № 11. С. 53‒57.

 



Просмотров: 1889; Скачиваний: 312;

DOI: http://dx.doi.org/10.15393/j5.art.2018.3825