Кривоноженко, А. Ф. Рабочие факультеты в контексте парадигмы непрерывного образования. // Непрерывное образование: XXI век. – 2016. – Вып. 3 (15). − DOI: 10.15393/j5.art.2016.3207


Выпуск № 3 (15)

Кадровые и методические ресурсы непрерывного образования

pdf-версия статьи

УДК 378.096

Рабочие факультеты в контексте парадигмы непрерывного образования.

Кривоноженко Александр Федорович
кандидат исторических наук
специалист управления научных исследований Петрозаводского государственного университета
(Петрозаводск, Россия)
krivfed@yandex.ru
Ключевые слова:
непрерывное образование
рабочий факультет
высшая школа
народное просвещение.
Аннотация: в статье проанализирован опыт деятельности рабочих факультетов с точки зрения феномена непрерывного образования. Вводная часть статьи посвящена общим понятиям, связанным с непрерывным образованием. Предложено определение непрерывного образования, а также выделены его характерные черты, использование которых необходимо в контексте темы: образование взрослых, образование на протяжении всей жизни, самообразование, всестороннее гармоничное развитие личности. В статье представлена краткая характеристика особенностей развития отечественной высшей школы в первое послереволюционное десятилетие и дано объяснение причин создания рабочих факультетов. Значительная часть исследовательского материала касается функционирования рабочего факультета Петроградского университета. Анализ исторических источников позволил заключить, что возрастной состав слушателей рабфака был крайне широк. Его верхний уровень, согласно имеющимся данным, превышал 40 лет. На факультете одновременно обучались молодые и взрослые люди, что является характерной чертой непрерывного образования. На основе анализа научной литературы выявлено, что рабфаки были предшественниками современных подготовительных факультетов при вузах, которые, в свою очередь, являются частью современной системы непрерывного образования. Другим каналом связи между рабфаками и непрерывным образованием выступило самообразование. Автором показано, что такая форма получения знаний была характерна для рабочих факультетов. Наконец, еще одной чертой, которая связывает рабочий факультет и парадигму непрерывного образования, стала активная культурная и общественная жизнь студентов, направленная на их всестороннее развитие и самореализацию. Статья подготовлена в рамках реализации комплекса мероприятий Программы стратегического развития ПетрГУ на 2012−2016 гг. Содержание статьи может представлять интерес для исследователей в области непрерывного образования и истории отечественной высшей школы.
Статья поступила: 11.07.2016; Принята к публикации: 10.09.2016; Размещена в сети: 23.09.2016.

Workers' faculties in the conext of the paradigm of liflong learning

Krivonozhenko Alexander
Ph.D.
specialist of the Office of Scentific Research at the Petrozavodsk State University
(Petrozavodsk, Russia)
krivfed@yandex.ru
Keywords:
lifelong learning
workers' faculty
higher school
public education
Abstract: the experience of the workers' faculties activities from the point of view of lifelong learning is analyzed in the article. The preface part of the article is aimed at general concepts, linked with lifelong learning. The working definition of lifelong learning is given and the characteristic features of the definition important in the context of the following topics: adult education, education in the course of life, self-education, all-round and harmonious development of an individual are highlighted. The significant part of the research describes the functioning of the workers' faculty of the Petrozavodsk State University. The brief characteristics of the peculiarities of the Russian higher school development in the first post-revolution decade is presented, and also the explanation for the reasons of establishing the workers' faculties is given. The analysis of historical sources allow us to conclude that the age range of workers' faculties participants was extremely wide. The upper level exceeded the age of 40. Young and old people studied at the faculty simultaneously, and this fact is one of the characteristic features of lifelong learning. On the basis of scientific sources it was concluded that workers' faculties are the predecessors of the modern preliminary courses at the higher educational institutions which in their turn are a part of the modern lifelong learning system. The other connection between the workers' faculties and lifelong learning is self-education. In the article the author convinces the readers that this form of getting knowledge was characteristic for the workers' faculties. Finally, active cultural and social student life aimed at their all-round development and self-realization is one more link between the workers' faculty and lifelong learning paradigm. The article was written within the frames of the PetrSU Program of Strategic Development for 2012−2016. The article might be interested for the researchers in the field of lifelong learning and the history of the Russian higher school.
Paper submitted on: 07/11/2016; Accepted on: 09/10/2016; Published online on: 09/23/2016.

Одной из наиболее характерных черт развития человеческой цивилизации на современном этапе является ярко выраженная динамичность. Те концепции, принципы, на базе которых организовывались культурные, технологические, политические процессы сегодня, завтра могут быть уже историей. В этих условиях очевидным является тот факт, что с ускорением темпа развития человеческой цивилизации все более четкой становится проблема актуальности знаний, навыков, которыми обладает человек, их соответствие требованиям времени. Базовая информация, полученная в школе, или узконаправленные знания, приобретенные в техникуме или вузе, не могут быть залогом всестороннего гармоничного развития индивида (конечно, при условии потребности в этом развитии с его стороны) в современном мире постоянных новых открытий, изобретений и информационной доступности.

В этих условиях не вызывает сомнений важность непрерывного образования. В современных исследованиях, посвященных изучению этого феномена, отмечается, что исчерпывающего определения ему пока не предложено [1, с. 8]. Главная задача непрерывного образования состоит в создании условий для всестороннего развития личности на протяжении всей жизни вне зависимости от влияющих на нее субъективных и объективных факторов [2, с. 50]. С. А. Беляков и А. А. Иванова выделили основные акценты, к которым сводятся определения непрерывного образования. Во-первых, это образование человека от младенчества до старости. Второй важной составляющей непрерывного образования является образование взрослых. Видится, что добавление слова «самообразование» к этому пункту не будет противоречить общей логике рассуждения ученых. В-третих, это непрерывное профессиональное образование [3, с. 5].

Сама концепция непрерывного образования окончательно сложилась к 1960-м гг. [1, с. 5]. Однако в литературе встречаются сведения о том, что в некоторых европейских странах основные его принципы начали разрабатываться еще в 1920-х гг. [4, с. 43]. Последний факт особенно важен в контексте данной статьи, поскольку речь в ней пойдет о рабочих факультетах (рабфаках) – совершенно особом явлении в истории отечественной высшей школы, которые существовали с 1920-х до середины 1930-х гг. Поскольку в качестве общепризнанного явления концепция непрерывного образования сформировалась во второй половине XX в., с точки зрения принципа историзма было бы ошибочно предполагать, что современники рассматривали рабфаки в русле реализации этой концепции. Тем не менее, избегая данного анахронизма, мы хотели бы рассмотреть деятельность рабфаков с точки зрения данной концепции. В этом заключается цель работы. Большая часть анализируемого о деятельности рабфаков материала будет касаться рабочего факультета Петроградского (ныне Санкт-Петербургского государственного) университета.

Рабочие факультеты были организованы в сентябре 1919 г. Главная цель их создания заключалась в скорейшей подготовке к поступлению в вузы страны представителей рабочих и крестьян, в абсолютном своем большинстве не обладающих знаниями уровня гимназии или реального училища, необходимых для усвоения университетской программы [5, с. 442]. Целью данной статьи не является анализ исторических событий тех лет. Тем не менее необходимо иметь представление об общей картине развития высшей школы страны в эти годы. Февральская и, в особенности, Октябрьская революции 1917 г. в короткий срок кардинально поменяли базовые принципы развития России. После прихода к власти большевиков Совет народных комиссаров (СНК) начал работу по построению нового общественного строя. Высшая школа, которая с царского времени всегда находилась под пристальным вниманием со стороны власти, одной из первых испытала на себе реформаторские инициативы Народного комиссариата просвещения. Однако университеты и институты страны, среди профессорско-преподавательского состава и студенчества которых к 1918 г. господствовали прокадетские, эсеровские и меньшевистские настроения, выступили с организованным сопротивлением инициативам СНК. Фрондирование высшей школы по отношению к декретам Наркомпроса наблюдалось вплоть до 1922 г. Рабочие факультеты стали одной из форм по «завоеванию» (риторика того времени) системы высшего образования новой властью [6].

Постановление Наркомпроса об организации рабочих факультетов не регламентировало возраст будущих слушателей (в документах тех лет рабфаковцев часто называли слушателями, а учащихся основных факультетов вузов – студентами). В связи с этим работники одного из отделов народного образования Петрограда постановили, что возраст слушателей рабфака может быть от 18 до 30 лет. Заслуживает внимания формулировка объяснения выбора этого возраста: «…лица моложе 18 лет могут учиться в единой трудовой школе, а лица старше 30 лет оказываются маловосприимчивые к науке» [7, с. 203]. Несмотря на такого рода рекомендации, среди слушателей первого набора на рабфаке Петроградского университета оказалось большое число людей старше 31 года (27 % от числа зачисленных) [8, с. 168]. В сентябре 1920 г. СНК выпустил декрет, который более детально регламентировал деятельность рабфаков. Однако и в нем верхний предельный возраст приема на рабфаки указан не был. Поступать на факультет можно было с 16 лет [9, с. 399]. Возрастной лаг слушателей рабфаков был такой, что порой на них обучались целыми семьями. Например, на рабочем факультете Петроградского университета вместе учились отец и сын Пироговы [10, с. 2]. В мемуарной литературе о рабфаке при этом вузе было отмечено, что зачастую на студенческих скамьях сидели «бородачи, которым перевалило за 40 лет» [11, с. 43]. Таким образом, отсутствие регламентированного предельного возраста создавало все предпосылки для поступления и совместного обучения на рабфаках людей разных возрастных категорий. Это соответствует одним из главных положений непрерывного обазования: образование на протяжении всей жизни и образование взрослых.

В систему непрерывного образования входят учреждения, осуществляющие мероприятия по подготовке абитуриентов к поступлению в вузы страны. Подготовительные факультеты, отделения или курсы – неизменный атрибут современого универистета или института. В исследовательской литературе есть мнение, согласно которому современная система факультетов довузовской подготовки уходит своими корнями к рабочим факультетам [12]. Таким образом, это еще один вектор, который связывает рабфаки с непрерывным образованием. Более того, анализ деятельности рабочих факультетов позволяет сказать, что уже при них организовывались своего рода подготовительные курсы. Зачастую уровень людей, поступающих на рабфак, оставлял желать лучшего, и часть из них проходила ускоренные курсы по арифметике и русскому языку. Таким образом, организовывались подготовительные курсы для поступления на подготовительный (рабочий) факультет вуза [7, с. 203].

Многие ученые справедливо отводят самообучению ведущую роль в парадигме непрерывного образования [13; 14]. Например, с освоением азбуки человек открывает для себя обширнейшее поле знаний, которое расширяется с каждым новым выученным иностранным языком. Необходимо подчеркнуть, что для самообразования важно наличие определенных императивов, определяющих поведение человека. Речь идет о наличии у личности потребности в самореализации, саморазвитии. На наш взгляд, важно поместить в этот ряд и уровень мотивированности к саморазвитию [13, с. 131]. Наконец, как бы прозаически это не звучало, но во многом определяющим фактором в успешном осуществлении процесса самообразования является сила воли человека.

Насколько эти императивы, являющиеся частью парадигмы непрерывного образования, были присущи рабфаковцам? По данным на 1922 г., средний показатель посещаемости занятий по 32 рабфакам страны составлял 89 %. В Воронеже он равнялся 70 % (наиболее низкий показатель по стране), а в Костроме добились стопроцентной посещаемости занятий [15, с. 79]. Однако цифры посещаемости не вполне могут быть критерием репрезентативности стремления к обучению слушателей. Согласно декрету СНК «О рабочих факультетах», учеба для рабфаковцев была определена как «повинность со строжайшим контролем над занятиями…» [9, с. 399]. Соответственно пока для нас очевиден лишь внешний императив для обучения. Однако современники событий вспоминают, что для абсолютного большинства рабфаковцев учеба становилась главной целью: «Как только из городских громад появляется утреннее солнце, рабфакист уже сидит за книгой. Книга и жизнь – вот те красивые минуты его обновленной молодой эмоциональной жизни» [16, с. 31].

Острая потребность в получении знаний рабфаковцами отмечалась в начале 1920-х гг. «старым» студенчеством. Оставляя за скобками данной работы борьбу в стенах высшей школы «старого», т. е. дореволюционной закалки, студенчества и новых, «красных», студентов, нужно отметить, что характер взаимоотношений этих групп был чрезвычайно напряженным. «Старые» студенты поддерживали большую часть профессуры в ее борьбе с реформаторскими декретами Наркомпроса. Люди, пришедшие в университет от станка и сохи, вызывали в «старых» студентах враждебные настроения. В лучшем случае их обвиняли в «уничтожении чистой науки» [17, с. 4]. Вместе с тем «старое» студенчество с уважением отмечало тягу рабфаковцев к знаниям: «Нельзя, правда, не отметить их горячей жажды знания. Они взялись за учение с громадной энергией, поглощая курс средней школы всеми силами свежего, неискушенного ума» [18, с. 24].

К вышесказанному необходимо прибавить, что условия для жизни вообще и учебы в частности в том же Петрограде во время Гражданской войны были крайне неблагоприятными. Помимо учебы, рабфаковцы должны были постоянно заботиться о дополнительном заработке, работать на земельном участке, выделенном факультету, участвовать в регулярных работах по заготовке дров для отопления здания рабфака на 10-й линии Васильевского острова и студенческого общежития [19, с. 91]. Суммируя вышесказанное, становится очевидным, что мотивация к образованию и самообразованию у рабфаковцев находилась в прямой зависимости не от внешних факторов, а была обусловлена внутренней потребностью и присуща слушателям самых разных возрастов.

Концепция непрерывного образования направлена в том числе и на всестороннее, гармоничное развитие личности. Эта задача нашла свое отражение в культурно-массовой организаторской активности рабфаковцев. Студенческий комитет рабфака при Петроградском университете разработал обширный план образовательных и культурно-просветительских мероприятий: организация литературных вечеров, экскурсионной деятельности, выпуск факультетского журнала, поэтический, музыкальный и театральный кружки [20, с. 37].

Наконец, нельзя не упомянуть еще об одной черте, которая сближает рабочий факультет с непрерывным образованием. Как уже говорилось выше, современники подчеркивали готовность слушателей рабфака к самообразованию – непременной черте непрерывного образования. Эта готовность была усилена организацией процесса преподавания на факультетах. Если в начале 1920-х гг., когда рабфаки только организовывались, занятия на них вели даже университетские профессора, а основной формой подачи материала являлась лекционная, то во второй половине десятилетия ситуация изменилась. Крайне популярным стал бригадно-лабораторный метод организации занятий. Как известно, он подразумевает отведение значительного времени на самообразование слушателей, которые самостоятельно должны проработать поставленную перед ними проблему. Мотивация рабфаковцев к самообразованию позволила активно использовать этот метод на рабочих факультетах [21, с. 125].

Таким образом, для рабочих факультетов были характерны следующие черты: в одной группе могли обучаться люди, только достигшие 16 лет, и те, кому было уже за 40, что удовлетворяет принципу образования на протяжении всей жизни и образования взрослых. Рабочий факультет можно рассматривать как предшественника факультетов довузовской подготовки – звена в современной системе непрерывного образования. Для слушателей рабфаков был характерен высокий уровень самомотивации для обучения. Анализ деятельности рабочих факультетов позволяет заключить, что их работа во многом находилась в ключе парадигмы непрерывного образования.

 

Список литературы

  1. Концептосфера непрерывного образования: опыт лингво-педагогического исследования: [в 3 ч.] / И. А. Колесникова, Н. С. Барымова, М. С. Гвоздева и др.; Под ред. И. А. Колесниковой. Петрозаводск: Издательство ПетрГУ, 2016. Ч. 1. 137, [1] с.
  2. Максимов Н. А. Особенность перехода от дискретного образования к непрерывному образованию // Образование и саморазвитие. 2008. Т. 2. С. 50–55.
  3. Беляков С. А., Иванова А. А. Проблемы построения системы управления непрерывным образованием // Университетское управление: практика и анализ. 2008. № 3. С. 5–13.
  4. Читаева Ю. А. Непрерывное образование как одно из условий развития современного образования: прошлое, настоящее, перспективы на будущее // Научные исследования в образовании. 2012. № 7. С. 42–45.
  5. Постановление народного комиссариата просвещения об организации рабочих факультетов при университете // Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства. 1919. № 45. С. 442–443.
  6. Кривоноженко А. Ф. Петроградский университет в 1917–1922 гг.: от университета императорского к университету советскому // Петербургские исследования: Сборник научных статей. Вып. 3 / Отв. ред. Ю. В. Кривошеев. СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, 2011. С. 257–266.
  7. Кривоноженко А. Ф. Петроградский университет в 1917–1922 гг.: Дис. … канд. ист. наук. СПб., 2011. 326 с.
  8. Кривоноженко А. Ф. Деятельность рабочего факультета Петроградского университета в 1919–1922 гг. // Вестник СПбГУ. Сер. 2. 2012. Вып. 4. С. 166–171.
  9. Декрет Совета народных комиссаров «О рабочем факультете» // Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства. 1920. № 80. С. 399.
  10. Казмин Н. Странички из воспоминаний // XV лет. Однодневная газета, посвященная пятнадцатилетию рабочего факультета Ленгосуниверситета. 1935. 17 января. С. 2.
  11. Солдатенков С. В. Рабочий факультет – университет – наука // На штурм науки: воспоминания бывших студентов факультета общественных наук Ленинградского университета / Под ред. В. В. Мавродина. Л.: Ленинградский университет, 1971. С. 43–52.
  12. Власова О. В. От рабочего факультета до факультета довузовской подготовки: эволюция и приемственность // Гуманитарные науки. 2013. № 2 (10). С. 92–96.
  13. Коптев Л. Н. Готовность к непрерывному образованию как мобилизация духовной целостности // Высшее образование в России. 2008. № 11. С. 129–132.
  14. Светова В. А. Самообразование в системе непрерывного профессионального образования педагога // Вестник Марийского государственного университета. 2014. № 1 (13). С. 189–191.
  15. Льдов К. Три года борьбы за высшее образование рабочих и крестьян // Вестник рабочих факультетов. 1922. № 2–6. С. 69–84.
  16. Васильев Г. Рабочие факультеты за 3 года (Воспоминания из недавнего) // Вулкан. 1922. № 1. С. 28−32.
  17. Петров М. Что за рабфак? // Студенческая правда. 1927. 7 ноября. С. 4.
  18. Жаба С. П. Петроградское студенчество в борьбе за свободную высшую школу. Paris: Рус. Книгоиздательство Povolozky & O, [б. г.]. 61 с.
  19. Безрукова Л. Ф. Из воспоминаний о первом рабфаке Петрограда (1921−1924) // На штурм науки: воспоминания бывших студентов факультета общественных наук Ленинградского университета / Под ред. В. В. Мавродина. Л.: Ленинградский университет, 1971. С. 82–97.
  20. Политпросвет. Задачи политикопросветительной работы // Вулкан. 1922. № 1. С. 36–37.
  21. Горбушина Е. И. К истории развития рабочих факультетов в Волго-Вятском регионе в 1920−1930-е гг. // Вестник Вятского государственного гуманитарного универистета. 2011. № 3–4. С. 123–127.

 



Просмотров: 6798; Скачиваний: 606;

DOI: http://dx.doi.org/10.15393/j5.art.2016.3207