Алексеев, С. В. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ ГЛАЗАМИ ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ / С. В. Алексеев, Р. С. Оганов // Непрерывное образование: XXI век. – 2019. – Вып. 2 (26). − DOI: 10.15393/j5.art.2019.4665


Выпуск № 2 (26)

Непрерывное образование в современном мире: методология исследования и проектирования

pdf-версия статьи

УДК 37.013.83

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ГОРОДСКОЙ СРЕДЫ ГЛАЗАМИ ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Алексеев Сергей Владимирович
доктор педагогических наук, профессор
заведующий кафедрой педагогики окружающей среды, безопасности и здоровья человека СПб АППО
(Санкт-Петербург, Россия)
alekseev_sv2004@mail.ru
Оганов Рафаел Сумбатович
кандидат педагогических наук
доцент кафедры педагогики окружающей среды, безопасности и здоровья человека СПб АППО
(Санкт-Петербург, Россия)
rs.oganov@gmail.com
Ключевые слова:
андрагогика
образование взрослых
окружающая среда
экологическое просвещение
просветительская деятельность
непрерывное образование
устойчивое развитие.
Аннотация: в статье сделана попытка определения возможных подходов к выработке стратегий формирования экологической культуры взрослого человека в рамках эколого-просветительской деятельности. Работа опирается на результаты социологического исследования, проведенного в 2018 г. и направленного на выявление отношения различных категорий взрослого населения Санкт-Петербурга к экологическим проблемам городской среды, оценку готовности горожан к разрешению экологических проблем, а также на определение предпочтительного инструментария эколого просветительской деятельности. В исследовании приняло участие 630 жителей Санкт-Петербурга в возрасте от 25 лет и старше. Полученные данные способны дать более точное понимание роли возрастных и психолого-педагогических особенностей различных категорий населения для содержательного и инструментального обеспечения экологического просвещения и образования, создания условий для повышения экологической культуры граждан.
Статья поступила: 27.04.2019; Принята к публикации: 15.05.2019; Размещена в сети: 22.06.2019.

ENVIROMENTAL URBAN PROBLEMS VIEWED BY ADULT ST.PETERSBURG POPULATION: RESULTS OF SOCIOLOGICAL RESEARCH

Alekseev Sergey V.
Advanced Doctor in Pedagogy, Full Professor
Head of the Chair of the Pedagogy of Environment, Safety and Well-being of the St. Petersburg Academy of Post-degree Pedagogical Education
(St. Petersburg, Russia)
alekseev_sv2004@mail.ru
Oganov Rafael S
PhD in Pedagogy
Associate Professor of the Chair of the Pedagogy Environment, Safety and Well-being at the St. Petersburg Academy of Post-degree Pedagogical Education
(St. Petersburg, Russia)
rs.oganov@gmail.com
Keywords:
andragogy
adult education
environment
environmental education
educational activities
continuing education
sustainable development.
Abstract: the paper is aimed at identifying possible approaches to the development of the formation of environmental culture strategies for adults within the framework of environmental education. The results are based on the sociological research on the attitude to the environmental problems of the urban environment and evaluation of the readiness of the citizens to the solution of environmental problems in adult population of St. Petersburg conducted in 2018. The results of the study allow defining more accurate understanding of the role of age, psychological and pedagogical characteristics of different categories of the population for the meaningful and instrumental provision of environmental education. The conclusions of the paper have a pronounced applied nature and may be of interest to a wide range of readers.
Paper submitted on: 04/27/2019; Accepted on: 05/15/2019; Published online on: 06/22/2019.

Если проблема образования взрослых достаточно системно определена в современной науке и изучается в рамках андрагогики – науки об образовании взрослых, то вопросы просвещения взрослого населения продолжают рассматриваться фрагментарно, в частности, в контексте усилий по операционализации идеи непрерывного образования.

Работы отечественных ученых в области андрагогики (Т. Г. Браже, А. А. Вербицкий, С. Г. Вершловский, В. Ветярис, В. Г. Воронцова, А. В. Дарин­ский, Е. С. Заир‑Бек, С. И. Змеев, И. А. Колесникова, О. В. Коновалова, В. Ю. Кричевский, А. И. Кукуев, Ю. Н. Кулюткин, С. А. Лисицын, А. Е. Марон, З. Г. Найденова, Э. М. Никитин, В. Г. Онушкин, Г. С. Сухобская, С. В. Тарасов, Е. П. Тонконогая и др.), а также зарубежных коллег (О. Брим, Д. Кидд, Э. Линдеман, М. Ноулз, Ф. Пёггелер, Э. Торндайк, К. Элсдони и др.) составляют теоретическую базу стратегии непрерывного образования человека.

Важные уточнения в содержательную и понятийную конструкцию андрагогики можно найти в работах С. Г. Вершловского, в которых обозначаются формирующие позиции обучения взрослых:

  1. Цели образования определяются самими обучающимися, и, как правило, они связаны с потребностью в профессиональной переподготовке, могут быть ориентированы на решение бытовых вопросов, а также направлены на осмысление и переосмысление жизненных и профессиональных проблем. Данные обстоятельства делают практически невозможным введение стандартов и сообщают новые перспективы для правового и нормативного поиска. Вместе с тем на этом фоне отчетливо высвечивается ключевая задача андрагога – создать условия для адаптации обучающихся к социально‑экономическим и социально‑психологическим переменам, выступая при этом в роли партнера и консультанта.
  2. Критически важным фактором успешности в обучении взрослых является осознание «самоуправляемости» и ответственности обучающегося за процесс обучения, в т. ч. за выработку индивидуальных целей, маршрутов и средств обучения. Здесь нельзя не обратить особое внимание на то, что профессиональный и жизненный опыт, сложившиеся стереотипы взрослых зачастую становятся серьезным барьером для успешности в обучении, причиной «соскальзывания» на привычные алгоритмы решения проблем, когнитивной ригидности.
  3. Особого внимания заслуживает сдвиг мотивов с утилитарных целей (стать более компетентным, применить полученные знания сегодня, сейчас) на сам процесс обретения новых знаний по мере приближения к «третьему возрасту». Также отмечается возрастание интереса к философским вопросам и к деятельности с эстетической направленностью [4; 5].

Исследуя широкий спектр контекстов проблемы образования взрослых, М. Ноулз [6] выделяет психологические аспекты образования и просвещения взрослого населения (табл. 1).

Таблица 1

Психологические аспекты просвещения и образования взрослых

(по М. Ноулзу)

 

Психологический
аспект
Описание
Представления
о самом себе
По мере того как человек взрослеет, его представление о самом себе меняется – от зависимого человека к самостоятельно ориентирующемуся и направляющему себя
Жизненный
и профессиональный опыт
По мере того как человек становится взрослым, он накапливает все больший опыт, который может стать ресурсом обучения
Готовность
к обучению
По мере того как человек взрослеет, его готовность к образованию все более и более направляется на развитие его социальной роли
Ориентации
на обучение
По мере того как человек взрослеет, его взгляд на обучение меняется – от применения знаний в перспективе к применению знаний непосредственно сейчас; соответственно, его ориентация меняется от ориентации на предмет к ориентации на проблему/задачу
Мотивация По мере того как человек становится взрослым, его мотивация к обучению становится внутренней

 

 

Просвещение и образование взрослых (как, в частности, отмечалось выше) не могут быть строго регламентированы, поскольку всякая унификация и стандартизация в данной сфере в той или иной мере будут входить в противоречие с сущностными характеристиками обучения взрослого человека, с требованиями андрагогики. Это тем более важно, если учесть, что просвещение и образование взрослых не всегда преследуют цель культивировать нечто новое в профессиональном или личностном смысле; эта деятельность может быть направлена, например, на сохранение и развитие уже имеющегося потенциала обучающихся в условиях свободного целеполагания и развития, в среде различных творческих «практик». Нельзя не отметить также, что данные обстоятельства неявно демонстрируют решающую привилегию учреждений дополнительного образования взрослых (в частности, системы постдипломного образования) в реализации идеи массового непрерывного образования и просвещения.

Упомянутые выше вопросы охватывают весьма обширный класс неоднородно структурированных объектов и обнаруживают впечатляющую дисперсию педагогических контекстов, поэтому необходимо установить интересующую нас познавательную дистанцию и обратиться к социокультурному потенциалу сферы образования взрослых и ключевым подходам к непрерывному экологическому образованию и просвещению взрослого населения.

Особую значимость этой проблеме придает идея устойчивого развития, которая меняет палитру ожиданий, связываемых с экологией, и задает вектор экологического просвещения населения как особой платформы для продуктивной реализации политики устойчивого развития. Также следует добавить, что развитие системы экологического образования и просвещения, а также повышение квалификации кадров в области обеспечения экологической безопасности являются приоритетами государственной политики России в сфере обеспечения экологической безопасности на федеральном, региональном, муниципальном и отраслевом уровнях [1].

Указанные выше ориентиры во многом задают существующую плоскость теории и практики просвещения и образования взрослых вне дисциплинарных границ, под которой сегодня можно понимать всякую целенаправленную деятельность, направленную на развитие взрослого человека, удовлетворение его ожиданий и потребностей:

‒    с использованием ресурсов формального образования (например, постдипломного образования и просвещения, самообразовательной деятельности и др.);

‒    с опорой на потенциал и возможности неформального образования (в частности, через различные формы интеллектуального взаимодействия в профессиональных средах);

‒    в рамках информального образования – за пределами стандартной образовательной среды [3].

Очевидная актуальность проблемы экологического просвещения населения диктует необходимость в исследованиях, результаты которых позволяют обновлять содержание и инструментальную базу экологической политики, направленной на формирование личности гражданина с развитым чувством ответственности за состояние окружающей среды. Подобное исследование было предпринято в рамках разработки «Концепции непрерывного экологического просвещения населения на территории Санкт-Петербурга» в 2018 г. [4], которая предполагала целостное триединство и логическую взаимообусловленность следующих положений:

  1. Как я отношусь к окружающей среде?
  2. Что я знаю о состоянии окружающей среды в мире, стране, регионе?
  3. Что я могу и хочу сделать для улучшения или хотя бы сохранения (охраны) состояния окружающей среды?

Работа была направлена на решение следующих задач:

  1. Выявление отношения различных категорий взрослого населения к экологическим проблемам и факторам городской среды.
  2. Оценка готовности людей в отношении разрешения экологических проблем (имеющиеся знания и опыт, активность в настоящее время, мотивационная готовность к реализации мероприятий и др.).
  3. Определение предпочтительного инструментария (информационные ресурсы, формы и методы работы с населением и др.) эколого‑просветительской деятельности.

В исследовании приняло участие 630 человек – жителей Санкт‑Петербурга в возрасте от 25 лет и старше. Задачи исследования продиктовали необходимость разделения исследуемых на три условные группы: «молодые» (25–35 лет), «зрелые» (36–54 лет) и «опытные» (55 лет и старше). Число анкетируемых в каждой из этих групп составило 210 человек. Подобное распределение по группам было продиктовано различиями в социальных ролях и степенью активности людей в том или ином возрасте: взрослые люди в возрасте 25–35 лет – это в основном молодые специалисты; взрослые люди в возрасте 36–54 лет представляют собой когорту сложившихся зрелых специалистов, имеющих опыт в профессиональной деятельности; люди старше 55 лет – в основном опытные специалисты или люди, прошедшие значительный путь трудовой деятельности, это люди, еще ведущие трудовую деятельность или готовящиеся к пенсионному отдыху (или уже находящиеся на пенсии), относительно активно участвующие в различных сферах социальной жизни. Забегая вперед, отметим, что подобный подход позволил успешно провести эмпирически обоснованный анализ и выявить ключевые проблемы и доминирующие параметры. В трех возрастных группах половой состав представлен следующим образом: в группе 25–35 лет мужчины составили 43 %, женщины – 57 %; в группе 36–54 лет – соответственно, 36 и 64 %; в группе 55 лет и старше – 31 и 69 %.

Важные уточнения в общую картину «стартовых» позиций в интересующем нас контексте позволил внести анализ результатов самооценки жителями Санкт-Петербурга собственной осведомленности в вопросах экологии (вопросы и результаты этой части исследования сведены в табл. 2).

Таблица 2

Результаты самооценки осведомленности жителей

Санкт-Петербурга в вопросах экологии

 

Поставленные вопросы Среднее значение (по 10-балльной шкале) Среднее значение

по всем группам

2535 лет 3654 года      55

лет и старше

Я владею основными понятиями и терминами современной экологии (экология, экосистема, экологическая проблема, экологический кризис и др.) 6,5 6,1 6,3 6,3
Я могу рассказать о глобальных экологических проблемах (парниковый эффект и изменение климата, озоновый слой, кислотные дожди и др.) 5,9 5,7 6,2 5,9
Я знаю об экологических проблемах Северо-Западного региона и Санкт-Петербурга 5,3 4,8 5,6 5,2
Я пониманию суть устойчивого развития 6,2 5,7 5,2 5,7
Я использую свои экологические знания в повседневной жизни и профессиональной деятельности 4,1 3,7 4,9 4,2
Я умею оценивать экологическое состояние окружающей среды различными методами 4,4 2,9 3,7 3,7
Я знаю о международных и российских экологических организациях, фондах 4,5 3,2 2,3 3,3

 

Как видно из таблицы, жители считают себя весьма осведомленными в терминах и понятиях современной экологии (вопрос 1); средние значения – 6,3 балла по 10-балльной шкале, глобальных экологических проблемах (вопрос 2) – 5,9 баллов и сути устойчивого развития (вопрос 4) – 5,7 балла. Вместе с тем обращает на себя внимание тот факт, что показатель, отражающий знания анкетируемых об экологических проблемах Северо‑Западного региона и Санкт-Петербурга, не столь выражен (среднее значение по всем группам – 5,2).

Вполне понятны низкие показатели в вопросах, требующих особой компетенции или осведомленности в области экологии – вопросы 6 и 7 – 3,7 и 3,3 балла соответственно (среднее значение по всем трем группам). Лучшую осведомленность здесь демонстрирует группа «молодых» – 4,5 балла (среднее значение).

Следующий блок вопросов был посвящен знаниям петербуржцев о конкретных проблемах окружающей среды в городе (табл. 3).

Таблица 3

Самооценка знаний петербуржцев о проблемах

окружающей среды в Санкт-Петербурге

 

Основные источники и причины экологических проблем города Среднее значение (по 10-балльной шкале) Среднее значение по всем группам
25–35 лет 36–54 года 55 лет и старше
1. Транспорт 7,7 6,2 6,7 6,9
2. Радиация 5,7 4,8 4,7 5,1
3. Загрязнение воздуха 8,3 6,0 6,4 6,9
4. Загрязнение водоемов 7,9 6,6 6,3 6,9
5. Загрязнение почв 7,2 5,7 5,3 6,1
6. Шумовое загрязнение 6,7 5,6 6,3 6,2
7. Электромагнитное излучение 5,5 3,3 5,7 4,8
8. Бездомные животные 5,6 5,4 5,2 5,4
9. Опасные растения 3,0 2,9 3,0 3,0

   

Как видно из данных таблицы, группы «молодых» и «зрелых» петербуржцев примерно одинаково оценивают собственные знания о проблемах окружающей среды Санкт-Петербурга, особенно в вопросах, охватывающих следующие проблемные зоны: транспорт (средний балл 6,9), загрязнение воздуха (средний балл 7,2), загрязнение водоемов (средний балл 7,3). Представители группы «опытных» также считают себя достаточно осведомленными в вопросах, связанных с транспортными проблемами (6,7), а также с загрязнением воздуха (6,4). Однако на третьем месте по частотности в данной группе – шумовое загрязнение (6,3), что, вероятнее всего, объясняется естественной потребностью взрослеющего населения в тишине (на этот фактор указывают в своих исследованиях и медики). В целом осведомленность горожан о тех или иных проблемах окружающей среды достаточно очевидно коррелирует с возрастом респондентов и, возможно, связанными с этим медицинскими проблемами.

Выявление значимости для респондентов 17 целей устойчивого развития (ЦУР) – целей развития цивилизации, принятых ООН в 2015 г., – еще одно направление исследования, призванное получить ответ на вопрос, какие проблемы «высокого порядка», затрагивающие экологическую устойчивость, должны раскрываться в рамках мероприятий по реализации Концепции экологического просвещения.

Все возрастные группы отмечают важность трех целей – хорошее здоровье и благополучие всех людей (средний процент по всем трем группам – 71,2 %), чистая вода и санитария (65,9 %), качественное образование (57,6 %). Остальные показатели оказались ниже 50 % и в рамках данного анализа не заслуживают особого внимания.

Немаловажный вопрос в контексте предпринятой работы – обнаружить, на кого, по мнению респондентов, можно возложить ответственность за экологическое просвещение (вопрос «Кто должен заниматься проблемами экологического просвещения в нашем городе?»). Все три группы в той или иной мере возлагают ответственность за решение проблемы экологического просвещения на органы исполнительной власти – 69,5 % (среднее значение по всем трем группам), научно-исследовательские учреждения и организации экологической проблематики – 60,0 %, учреждения здравоохранения – 53,3 %, школы – 42,2 % (табл. 4).

Полученные результаты позволяют предположить, что «индекс ответственности» коррелирует с жизненным опытом респондентов. Так, группа «молодых» склоняется к мысли о том, что решать задачи экологического просвещения способна школа (1-е место в рейтинге). На втором месте по числу упоминаний в данной группе – научно-исследовательские учреждения и организации экологической проблематики. На третьем месте по частоте указаний у «молодых» – органы исполнительной власти (44,8 %). Значимую роль волонтеров отмечают лишь 19,1 % «молодых». Следующие две возрастные группы ключевую ответственность возлагают на органы исполнительной власти (1-е место в рейтинге, 69,5 %). На 2-м и 3-м местах здесь – с небольшой разницей по числу упоминаний – научно-исследовательские учреждения экологической проблематики (60,0 %), а также учреждения здравоохранения (53,3 %).

Таблица 4

Результаты определения петербуржцами «индекса ответственности»

за экологическое просвещение

 

Варианты ответов Количество ответов (в %) Среднее значение по всем группам, %
2535 лет 3654 года 55 лет и старше
1. Органы исполнительной власти 44,8 76,2 87,6 69,5
2. Научно-исследовательские учреждения и организации экологической проблематики 53,3 68,1 49,5 60,0
3. Учреждения здравоохранения 27,1 51,4 81,4 53,3
4. Школы 69,1 39,5 18,1 42,2

 

Особый блок вопросов был посвящен выявлению осведомленности респондентов в вопросах экологии, уточнению круга проблем, решение которых возможно через просветительскую деятельность, а также оценке степени достоверности результатов самооценки респондентов по вопросам, связанным с экологической обстановкой в Санкт-Петербурге. В таблицу 5 сведены результаты исследования, которые показывают в целом выраженный уровень информированности жителей в интересующем нас контексте.

Таблица 5

Самооценка осведомленности жителей

Санкт-Петербурга в области экологии

 

Вопросы Варианты

ответов

Количество ответов (в %)
25–35 лет 36–54 года 55 лет и старше
Знаете ли Вы, что АЭС в Сосновом Бору обеспечивает наш город энергией на более чем 50 %? Знаю 52,4 55,2 61,4
Не знаю, затрудняюсь с ответом (суммарно) 47,6 44,8 38,6
Знаете ли Вы, что ГУП «Водоканал» обеспечивает высокое качество питьевой воды? Знаю 72,4 82,9 85,7
Не знаю, затрудняюсь с ответом (суммарно) 27,6 17,1 14,3
Знаете ли Вы правила раздельного сбора мусора и сортировки отходов? Знаю 85,7 79,0 77,1
Не знаю, затрудняюсь с ответом (суммарно) 14,3 21,0 22,9
Знаете ли Вы, что нефтяное загрязнение водоемов – частое явление для Санкт-Петербурга? Знаю 57,1 56,2 54,3
Не знаю, затрудняюсь с ответом (суммарно) 42,9 43,8 45,7

   

Если ответы на вопросы, приведенные выше, могли в какой-то мере быть отражением желательного типа поведения респондентов (например, желания показать свою осведомленность, знания), то анализ вопросов, приведенных далее, с большой долей вероятности демонстрирует реальное положение дел – невысокую осведомленность в проблемах, которые, как можно было бы предположить, должны входить в категориальную сетку тех, кто заявлял о своей «экологической компетентности». Подобный вывод подтверждается не только номинальными ответами на вопросы анкеты (табл. 6), но и контент‑анализом содержания записей на полях анкет («Разве есть специальные телефоны?», «Что за сайт?» и т. п.).

Таблица 6

Сведения для дополнительной оценки осведомленности

жителей Санкт-Петербурга в вопросах экологии

 

Вопросы Варианты

ответов

Количество ответов
(в %)
2535 лет 3654 года 55 лет и старше
Знаете ли Вы, что экологическую информацию о состоянии среды в своем районе можно получить на экологическом портале города? Знаю 33,3 34,3 25,2
Не знаю, затрудняюсь с ответом (суммарно) 66,7 65,7 74,7
Знаете ли Вы, куда обратиться (позвонить), если обнаружите экологические проблемы в своем районе, по месту жительства? Знаю 19,5 16,7 17,1
Не знаю, затрудняюсь с ответом (суммарно) 80,5 83,3 82,9
Достаточно ли Вы информированы об экологической обстановке в нашем городе? Да, скорее да (суммарно) 35,7 28,6 28,6
Скорее нет, нет, однозначно нет, затрудняюсь ответить (суммарно) 61,9 70, 0 71.4
Меня это не интересует 2,4 1,4

 

Как видно из данных таблицы, большинство жителей Санкт-Петербурга не знает и затрудняется ответить на вопрос о существовании экологического портала города (среднее значение по всем трем группам – 69,0 %). Подобным же образом обстоят дела с вопросом о том, куда можно обратиться в случае обнаружения экологической проблемы; не смогли на него ответить в среднем 82,2 % жителей Санкт-Петербурга. На вопрос «Достаточно ли Вы информированы об экологической обстановке в нашем городе?» отрицательно ответили среднем 67,8 % жителей Санкт-Петербурга, положительно – 31,0 %, что дает право предположить, что способность респондентов назвать те или иные экологические проблемы, их знакомство с терминами из интересующего нас тематического диапазона еще не означает, что они обладают (интересуются) актуальной информацией об экологической обстановке в городе.

Высоким проектным потенциалом обладают сведения, полученные в ходе анализа ответов об основных «поставщиках», источниках информации об экологических проблемах (вопрос «Из каких источников Вы получаете информацию об экологических проблемах?», табл. 7).

 

Таблица 7

Основные источники информации жителей

Санкт-Петербурга об экологических проблемах

 

Источник

информации

Количество ответов (в %)
2535 лет 3654 года 55 лет и старше
1. Телевидение 57,1 68,6 71,4
2. Интернет 76,2 17,0 28,6
3. Газеты, журналы 33,3 15,7 25,7
4. Общественные организации 9,5 6,7 2,9
5. Книги, учебники 19,1 12,9 5,7

 

Ответы на данный вопрос указывают на одно существенное обстоятельство: доступные для населения средства массовой информации и всемирная паутина хотя потенциально и являются поставщиками информации об экологических проблемах, но не в полной мере выполняют свои просвещенческие функции, не играют особой роли в деле информирования населения, не имеют положительного влияния на его экологическую культуру. По всей видимости, причина такого положения дел кроется в бессистемности и разрозненности работы в этих вопросах, что, в свою очередь, подтверждает необходимость разворачивания экологического просвещения в Санкт‑Петербурге.

Следующий вопрос («Выделите 5 ценностей, которые играют для Вас самую важную роль. Отметьте подходящие варианты ответа») неявно подтверждает сказанное выше: в рейтинге ценностных предпочтений жителей Санкт‑Петербурга окружающая среда не вошла в первую пятерку (табл. 8). В первой тройке ценностей – семья (средний балл – 84,4 %), здоровье (средний балл – 94,3 %), жизнь (средний балл – 64,8 %).  

Таблица 8

Ценностные предпочтения респондентов

 

Варианты

ответа

Количество ответов (в %)
2535 лет 3654 года 55 лет и старше
1. Семья 77,1 84,8 91,4
2. Здоровье 99,1 94,8 89,1
3. Жизнь 72,4 61,4 60,5
4. Родина 52,4 48,6 59,5
5. Финансы 47,6 45,7 57,1
6. Работа 52,4 58,6 59,5
7. Окружающая среда 39,5 35,2 46,2
8. Любовь      40,5 22,9 11,4
9. Свобода 18,6 17,6 5,7
10. Дружба 39,1 32,4 29,5

 

Следующие три вопроса играют ориентирующую роль и необходимы для выявления эффективных «каналов влияния» на население (в интересующем нас контексте), уточнения вопросов, связанных с инструментальным обеспечением реализации просвещенческих задач.

Респонденты ответили на вопрос, какие 5 видов искусства способны привлечь жителей Санкт-Петербурга к экологическим проблемам («Какие виды искусства способны привлечь внимание жителей Санкт-Петербурга к экологическим проблемам, воспитывать бережное и ответственное отношение к природе?»). По мнению большинства респондентов, привлечь внимание жителей Санкт-Петербурга к экологическим проблемам (табл. 9) более всего способны телевидение как вид визуального искусства (средний балл по всем трем группам 93,0 %), киноискусство (средний балл 82,1 %), фотография (средний балл 69,4 %), литература (средний балл 71,6 %), архитектура и декоративно-прикладное искусство (средний балл 35,5 %).

Таблица 9

Мнение жителей Санкт-Петербурга о видах искусств, способных наиболее эффективно воспитывать бережное и ответственное отношение к природе и привлекать внимание граждан к экологическим проблемам

 

Варианты

ответа

Количество ответов (в %)
2535 лет 3654 года 55 лет и старше
1. Телевидение 90,5 91,4 97,1
2. Кино 95,2 77,6 73,4
3. Фотография 71,4 73,8 62,9
4. Литература 76,2 70,0 68,6
5. Архитектура и декоративно-прикладное искусство 19,5 44,3 42,8

   

Следующий вопрос («Какие из СМИ способны эффективно привлекать взрослых жителей СПБ к проблемам экологии?») подтверждает преобладающее среди петербуржцев мнение о решающей роли телевидения (среднее значение 95,4 %), сети Интернет (среднее значение 74,9 %) и газет для экологического просвещения (среднее значение 56,5 %). Эти категории лидируют во всех возрастных группах (табл. 10).

Таблица 10

Мнение жителей Санкт-Петербурга о средствах массовой информации, способных наиболее эффективно воспитывать бережное и ответственное отношение к природе и привлекать граждан к экологическим проблемам

 

  Варианты

ответа

Количество ответов (в %)
2535 лет 3654 года 55 лет и старше
1. Телевидение 93,3 94,3 98,6
2. Интернет 97,6 64,3 62,9
3. Газеты 29,1 63,3 77,1
4. Радио 12,9 37,1 59,1
5. Журналы 9,52 12,4 12,4

 

Следующая позиция анкеты – просьба к горожанам сформулировать эффективные, на их взгляд, мероприятия по экологическому просвещению. Предложенные варианты входят в хорошо знакомый жителям современного мегаполиса репертуар (табл. 11).  

Таблица 11

Мероприятия по экологическому просвещению,

предложенные респондентами

Мероприятия по экологическому просвещению, предложенные респондентами Доля от общего числа предложений, %
Субботники и аналогичные массовые общегородские мероприятия («уборка территорий» и т. п.)  66
Посадка деревьев как способ привлечения к проблеме окружающей среды 44,3
Митинги, тематические акции, в т. ч. волонтерские акции 42,4
Популяризация и продвижение в практику идеи раздельной утилизации мусора без указания формы подачи материала («рассказывать населению», «учить детей», «показывать жителям» и т. п.) 36,7
Фестивальные и состязательные мероприятия («Чистый город», «Экомарафон» и т. п.) 34,8
Социальная реклама по телевидению 24,8
Лекции и просвещенческие мероприятия в образовательных учреждениях 19,5
Динамичные виды подачи информации в разных частях города (рекламные стенды, листовки) около 15
Игры и приложения для мобильных устройств 4,3

   

Следующий блок вопросов был призван определить инициативность и мотивационную готовность горожан к действиям в свете проблемы исследования. Анализ ответов на вопрос «Я готов предложить акцию экологического просвещения» показывает, что лишь 4,6 % (среднее значение по всем группам) респондентов готовы предложить акцию экологического просвещения (распределение по группам 1, 2, 3 следующее: 5,7 % – 3,8 % – 4,3 % соответственно). Весьма примечательно, что 52,2 % (среднее значение) взрослого населения готовы предложить акции с различными оговорками (распределение по группам: 38,1 % – 61,0 % – 57,6 %). Данное обстоятельство представляет особый исследовательский интерес и требует более обстоятельного изучения. Комментарии, которые приводят по данному вопросу респонденты (в свободной форме), позволяют заключить, что их желание изменить ситуацию к лучшему не подкреплено необходимыми знаниями для разворачивания какой-либо продуктивной деятельности.

Следующий вариант ответа («Не буду инициатором, но с удовольствием приму участие») подтверждает сказанное выше: 31,1 % (среднее значение) «с удовольствием» приняли бы участие в акциях по экологическому просвещению; частично – 53,0 % (среднее значение). Отметим, что в группе «молодых» полностью согласны принять участие 43,8 % опрошенных.

Вопрос о том, необходимо ли освещать экологические акции через средства массовой информации, возвращает к предложению горожан вовлекать СМИ в экологическое просвещение: в среднем 93,1 % ответили положительно на вопрос «Результаты акций должны быть известны людям через СМИ».

Наконец, последний блок вопросов позволил оценить актуальную картину активности взрослого населения Санкт-Петербурга в контексте экологической проблематики: в среднем 91,1 % горожан не являются участниками общественных организаций экологической направленности. Более всего вовлечена в эту деятельность группа «молодых» – 10,5 %.

Ответы по следующей позиции («Я хотел бы попробовать себя в роли волонтера») демонстрируют невысокую мотивационную готовность жителей осуществлять реальную работу в рамках интересующей нас проблемы. Так, например, в группе «зрелых» лишь 26,7 % респондентов готовы взять на себя роль волонтера, в группе «молодых» – 42,9 %.

Вопрос о наличии у респондентов опыта волонтерского движения («У меня был опыт в волонтерском движении») показывает, что «зрелые» жители Санкт‑Петербурга имеют самый большой опыт волонтерского движения – 42,9 %. Однако не внушают оптимизма цифры, отражающие опыт экологической активности как в группе молодых (81,8 %), так и в группе «зрелых» (55,2 %).

Таким образом, полученные результаты в известной мере расширяют наши представления об отношении взрослого населения Санкт-Петербурга к экологическим проблемам и экологическому просвещению, а также позволяют сформулировать уточняющие положения для выработки возможных стратегий формирования экологической культуры взрослого человека, а именно:

1. Результаты исследования убедительно свидетельствуют о том, что мнения и настроения жителей Санкт-Петербурга относительно необходимости решения экологических проблем, получения достоверной информации об экологическом состоянии различных территорий в городе, а также экологического просвещения населения окрашены в исключительно позитивные тона.

2. Экологическое просвещение должно предусматривать интегрированные и когерентные действия заинтересованных субъектов в направлении раскрытия и повышения ценности принятых ООН целей устойчивого развития человечества.

3. Самооценочные процедуры не обладают достаточной степенью валидности в контексте рассматриваемой проблематики, поэтому содержательное и инструментальное обеспечение экологического просвещения должно учитывать возможный разрыв между самооценкой и реальным знанием вовлекаемых в работу людей.

4. Ключевым ориентиром для эколого-просветительских стратегий является не столько предполагаемый масштаб деятельности, сколько ее релевантность, определяемая:

− актуальностью проблематики и планируемых шагов с точки зрения местных реалий и этических установок;

− мотивационной готовностью различных групп населения к осуществлению тех или шагов;

− потребностями вовлекаемых в работу групп населения, экологическими знаниями и личностными особенностями их членов.

5. Поскольку экологические проблемы находятся в фокусе общественного и научного дискурса об окружающей среде и будущем человечества, а степень их актуальности трансформируется в зависимости от большого числа факторов, стратегии экологического просвещения должны предусматривать большую гибкость проектов и мероприятий – как с содержательной, так и с процессуальной точек зрения (не упуская при этом из виду долгосрочные цели и перспективы).

6. В ходе планирования просветительской деятельности, отборе содержания, форм и методов работы, моделировании их конфигураций следует иметь в виду, что для социально активной и работающей части населения ключевым фактором, повышающим привлекательность просветительской деятельности, является визуализация информации. По мере приближения к пенсионному возрасту тематический диапазон сужается, возрастает роль фактора «утилитарности» и близости к повседневным, рутинным нуждам людей этого возраста (экология собственного быта, замена привычной бытовой химии на «экологичные» аналоги, раздельный сбор отходов, приемы электро- и водосбережения и др.).

7. Одним из наиболее консолидированных оказалось мнение респондентов о том, что эффективными инструментами экологического просвещения, источниками получения экологической информации являются телевидение, а также Интернет и газеты. Среди наиболее востребованных форм организации экологического просвещения взрослое население указывает на организацию общегородских массовых мероприятий (экологические субботники, посадка деревьев, экологические акции по энергосбережению и др.).

 

Список литературы

  1. Стратегия экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года». [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. – URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/41879. − (дата обращения 20.04.2019).
  2. Концепция непрерывного экологического просвещения на территории Санкт-Петербурга. – [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. – URL: http://www.infoeco.ru/assets/f/kontseptsia.pdf. −  (дата обращения: 20.04.2019).
  3. Алексеев, С. В. Образование и просвещение: две грани единого процесса (на примере формирования экологической культуры) / С. В. Алексеев // Непрерывное образование: XXI век. – 2018. – № 2 (22). – DOI : 10.15393/j5.art.2018.3944. − (дата обращения: 20.04.2019).
  4. Вершловский, С. Г. Андрагогика : учебно-методическое пособие / С. Г. Вершловский. –  Санкт-Петербург : СПб АППО, 2014. – 148 с.
  5. Вершловский, С. Г. Непрерывное образование : Историко-теоретический анализ феномена : [монография] / С. Г. Вершловский. – Санкт-Петербург : СПб АППО, 2008. –155 с.
  6. Knowles, M. S. The Modern practice of Adult Education / M. S. Knowles. – Chicago, 1980.

 

 



Просмотров: 1585; Скачиваний: 399;

DOI: http://dx.doi.org/10.15393/j5.art.2019.4665